Куприянова И.А. Управление знаниями и организационная культура в практике эксплуатационного персонала объектов атомной энергетики. — официальный cайт Ядерного общества России

Куприянова И.А. Управление знаниями и организационная культура в практике эксплуатационного персонала объектов атомной энергетики.

18 января 2016 - Виктор Холев

Управление знаниями и организационная культура в практике эксплуатационного персонала объектов атомной энергетики
The Impact of Knowledge Management Practices on NPP
Organizational Performance

Многоцелевой опрос различных групп персонала,
организованный МАГАТЭ 

 

И.А. Куприянова,
эксперт от российского национального центра ИНИС

 

Краткий рассказ о содержании многоцелевого опроса, в котором участвовало много  стран, начну с того, что обращу внимание читателей на подход к решению этих задач. Он рассматривается с точки зрения предотвращения нежелательных ситуаций посредством использования ЗНАНИЯ. Анкеты Опроса готовились на четырех языках: английском, китайском, русском,  французском. В Опросе участвовало более 100 АЭС разных стран. Типы реакторов АЭС, участвующих в Опросе:
 AGR — advanced gas reactor;
 BWR — boiling water reactor;
 FBR — fast breeder reactor;
 GCR — gas cooled reactor;
 LWCGR — light water cooled gas reactor;
 PHWR — pressurized heavy water reactor;
 PWR — pressurized water reactor.

Опрос в РФ проводился на Калининской АЭС (КАЭС). От Российского Национального Центра ИНИС в работе участвовала Куприянова И.А. Основными задачами по управлению ядерными знаниями во время проведения опроса (2009 год) были:
— достижение безопасной эксплуатации и сохранение ядерных установок, используя накопленные знания;
— предотвращение ненадлежащего использования закрытой информации и несанкционированной деятельности в ядерной сфере;
— обмен эксплуатационным опытом для предотвращения нештатных ситуаций.
Обработанные результаты опроса были сформулированы в документе IAEA-TECDOC-1711, изданном в 2013 году.
Цель этого опроса – исследовать влияние разных способов управления знаниями на эффективность функционирования АЭС. Ответы на вопросы должны были быть даны с участием руководителей и персонала верхнего и среднего уровней. Подчеркивалось, что ими могут быть: Начальник Отдела Ядерной Безопасности, Главный Инженер, Главный Технолог или их заместители и ответственные лица, которые имеют адекватное представление о функционировании атомной станции, и которые с достаточной уверенностью могут формулировать суждения о технологиях, применяемых на АЭС, о необходимом обмене знаниями и о том, как организовано обучение сотрудников.
Трудность этой работы заключалась в том, что у каждой группы специалистов и руководителей разного уровня свой «уровень горизонта». По этой причине  до проведения самого опроса и пояснений по Анкете на КАЭС пришлось готовить отдельную презентацию для Главного инженера и его служб, презентацию для Руководителей цехов, отдельную презентацию для Сотрудников ОЯБ. Пришлось разными лексическими единицами оперировать, чтобы объяснить, зачем вообще нужно управлять знаниями и как это касается АЭС. Персонал был занят оперативной работой и не слишком радостно уделял время новой для них тематике, что было вполне оправдано.
Анкета, состояла из нескольких больших разделов.
А Способы управления знаниями
Б Поддержка технологий
С Процесс управления качеством знаний
Д Организационная культура
Е Эффективность организации
Ф Эксплуатационная работоспособность
Другие данные
Эксперты МАГАТЭ подчеркивали, что не следует рассматривать отдельнотехнологию и людей, которые ее используют, их компетентность и их мотивацию, их способность усваивать новое и выполнять рекомендации, а также подчеркивали важность выводов и извлечения уроков из нештатных ситуаций. Это все входит в стратегию управления знаниями, которую формирует МАГАТЭ.

В части А Анкеты, по сути, предлагалось ответить на следующие вопросы:
   o    Какие стратегии управления утверждены официально на станции?
   o    Есть ли на станции:
     — специальная программа управления знаниями?
     — специальная программа сохранения знаний?
     — входит  ли эта работа в какую-либо другую программу, например, в программу по культуре безопасности?
   o    Есть ли специальные программы касательно наставничества?
   o    Какие оценки по организации управления станцией (или какие-то другие оценки) проводятся внешними организациями и по каким методикам? Проводятся ли  самооценки?
   o    Внедряется ли СПО (системный подход к обучению) и какими документами это регламентировано?
   o    Есть ли недостаток в компетентных молодых кадрах?
   o    Способствует ли факт обучения  продвижению по службе?
   o    Фиксируется ли опыт долго работающих сотрудников до того, как они уйдут на пенсию или уволятся по иным причинам?

Часть Б касалась информационных систем и поддержки технологии, а также современных систем поддержки эксплуатации. В этой части Анкеты предлагалось ответить на следующие основные вопросы:
   o    Есть ли системы поддержки решений, например, при управлении перегрузкой топлива и другие?
   o    Внедрены ли при проверке надежности оборудования какие-либо модели оценки риска?
   o    Ведутся ли регулярные действия по улучшению условий труда (уменьшение вибрации, звукоизоляция и т.д.)?
   o    Внедрены ли сетевые графики для координации работ?
   o    Есть ли автоматизированный сбор каких-либо данных?

При обработке ответов на эту часть Анкеты обнаружилась еще одна трудность, ранее не предусмотренная. Она  состояла в том, что сначала для разработки Анкеты был использован подход, который в МАГАТЭ применяется к работе со странами. Это означает, что АЭС – объект, который в целом характеризует страну. Однако, при обработке анкет выяснилось, что такой подход в данном случае не вполне целесообразен, потому что разные группы специалистов, как уже было сказано, смотрят на  технологии по-разному, а именно – в ракурсе своей сферы ответственности. Измерялись следующие состояния:
— используется ли 3Д среда для тренингов
— проводится ли тренинг  с использованием компьютерной или веб-технологии
— проводится ли тренинг с использованием тренажеров
— имеются ли на АЭС тренажеры, представляющие собой полный аналог (имитатор) БЩУ
— используются ли электронные архивы и базы данных
— имеются ли компьютерные средства, используемые для финансовых расчетов, инвентаризации и т.п.
— используются ли 3-мерные модели модулей АЭС и средства рисования, черчения отдельных деталей конструкций
Оценочная шкала была следующая: Очень эффективно (1), Эффективно (2), В чем-то эффективно (скорее эффективно) (3), Не эффективно (4), Не используется (5). В целом по всем странам результат (рис. 1) получился такой: в большинстве своем на АЭС не эффективно поддерживается технология и внедряются средства информационной поддержки.




Вот так достаточно красноречиво можно сказать о современных средствах, которые могут использоваться, но не используются эффективно  в части поддержки технологии и информационных возможностей.
    Часть С посвящена теме поддержания качества знаний. Все манипуляции с понятием «знания» систематизированы в следующие тематические  разделы:
1. Приобретение знаний (получение знаний)
2. Порождение и обоснование знаний
3. Совместное использование и передача знаний
4. Применение и использование знаний
5. Сохранение и использований знаний

В этом блоке измерялись следующие фактические параметры:

— Персонал АЭС извлекает уроки из опыта эксплуатационной работы, и лучшие пути деятельности станции редко пересматриваются
— Независимые обзоры деятельности станции эффективны
— Сотрудники готовы изменить свою позицию в отношении случившихся ситуаций.
— Сотрудники регулярно предлагают инновационные решения, используя имеющиеся знания или получая новые знания.
— В организации относятся к изменениям, порождению и предоставлению данных,  как к значимой информации
— Инженеры тратят слишком много времени на сбор и осмысление данных, получаемых из многих источников.


На гистограмме (рис. 2) показано распределение ответов на суждения, оцененные по интервальной шкале: Абсолютно не согласен (1); В чем-то не согласен (2); Нейтрально (3); В чем-то согласен (4); Абсолютно согласен (5). На гистограмму наложена кривая Гаусса для того, чтобы можно было подсчитать погрешность и стандартное отклонение. Но обратим внимание на сами столбики, обозначающие, с чем в основном согласны респонденты, то есть, работники станций. Наибольшее количество ответов находится в интервале значения «нейтрален» (3). В чем-то согласны (4) тоже достаточно большое количество респондентов.
Интересно заметить, что оценить по предложенной шкале то, как обстоят дела с сохранением и использованием знаний, нужно было согласно следующим формулировкам:
•    Работники часто теряют приобретенные фундаментальные знания реакторной физики и знания основ производства энергии.
•    Работники имеют адекватные знания/понимание процессов (то есть, практику работы и понимание сути радиационной безопасности)
•    Имеется дефицит необходимых навыков и опыта из-за привыкания к рутине эксплуатации.
•    Документы, касающиеся конструкции АЭС, размещены в удобных местах так, чтобы ими легко было бы пользоваться, они подготовлены качественно и на современном уровне.
•    Специалисты теряют адекватное представление о конструкции систем и технологиях, поэтому не способны эффективно их использовать.

Часть Д касалась организационной культуры.
Вопросы по этой теме касались различных аспектов организации работы с человеческими ресурсами, рассматривая этот вид ресурса как главный актив организации. Тема представляется важной, а потому приведу подробнее  рассматриваемые вопросы:
•    Руководители и работники часто не видят необходимости в дополнительном обучении, не рассматривают его как часть своих обязанностей.
•    Работники, которые предлагают какие-либо изменения, чувствуют, что их отмечают и поощряют
•    Существует приверженность выполнению предписанных процедур.
•    Работники часто не чувствуют, что они могут официально принимать решения, связанные с их функциональными обязанностями
•    Работники разделяют цели и ожидания, они ощущают свои проблемы как совместные.
•    Руководители и подчиненные часто открыто обмениваются мнениями и достижениями в успешности общего дела.
•    В организации принят подход, нацеленный на работу в команде (то есть, работникам доверяют, существует кооперация, друг другу помогают).
•    Работники часто не чувствуют ответственность за работу станции и не демонстрируют приверженность этой заботе.
•    Внимание к вопросу безопасности недвусмысленно просматривается в действиях работников и руководства, а также в принятых решениях.
•    Улучшения в основном инициируются внешними воздействиями (регулирующими документами, настояниями собственников).
•    Задавание вопросов поощряется (а именно, информация, подходы и решения тщательно рассматриваются).
•    Организация сконцентрирована, прежде всего, на краткосрочных целях.

 

Оказалось, что и в этом разделе большинство ответов лежит в области «в чем-то согласен». Достаточно много ответов лежит в области «нейтрален».
О чем это говорит? Как вы думаете?

Источники
1.    IAEA-TECDOC-1711
2.    Серия изданий МАГАТЭ по физической ядерной безопасности. Техническое руководство, № 17. Компьютерная безопасность на ядерных установках. Справочное руководство. 2012.
3.    Куприянова И.А. Развитие культуры обращения с ядерными материалами. Журнал «Ядерный контроль», 2003, № 2.
4.    Nuclear Engineering Education. A Competence Based Approach to Curricula Development. IAEA NUCLEAR ENERGY SERIES No. NG-T-6.4. 2014.
5.    Планирование и проведение миссий по оказанию помощи в части управления знаниями в ядерных организациях. IAEA-TECDOC-1586.2012

 

По материалам журнала "Наследие века", №10, август 2015 г., стр. 22-23.




 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий